Занятно, 20 декабря 2017 года в моей ленте в вк я опубликовал эту схему, демонстрируя основу наблюдаемого мной — «контекстуального супрематизма», и намекал я на то, что беспредметность , какой бы далекой от действительности она не была, содержит формы видимой реальности, не формы, так смыслы, не смыслы, так предчувствия.

Обесцвеченная, поставленная на темно-красный фон, схема контекстуального супрематизма (метасупрематизма) из «той самой записи» // Декабрь 2017

Обесцвеченная, поставленная на темно-красный фон, схема контекстуального супрематизма (метасупрематизма) из «той самой записи» // Декабрь 2017

В формате моих контекстуально-супрематических триптихов, гексалогий (6 картин в серии) и «окталогия» (8 картин в серии), сюжетом которых становился «предмет» и его превращение в «анпредмет», я проследил автоматически-адаптационное превращение в геометрическую форму, или же превращение не адаптивное, а «контролируемое». Когда форма выводилась нужная, требуемая мне. Знаковость художника, его, собственно роль, я заключал в то, что он художник обязан решить, что именно надо выявить, поставить в качестве акцента, что надо «подавить»,  либо полностью убирать с финального холста.

Данный виток моих размышлений на тему «контекстуального супрематизма» был крайним перед событием — факт определения явления метасупрематизма, когда к контектуально-супрематической схеме развития композиции добавился обратный вектор движения, тем самым определилась «маятниковая» смена значений смыслов геометрических форм и сюжета, выраженном в композиции составных элементов.

Маршрутная и Маятниковая осциляция в метасупрематизме (слева) и значения предметных-беспредметных метасупрематических итераций (справа) // #metasuprematismManifesto, 2018

Маршрутная и Маятниковая Осциляция в метасупрематизме (слева) и значения предметных-беспредметных метасупрематических итераций (справа) // #metasuprematismManifesto, 2018

В конечном счете, четко выявился осциллятивный характер искомого мной стиля, который по моему замыслу должен был явить собой продолжение супрематизма, неосупрематизма, и постсупрематизма Малевича. А так как осцилляция — явный признак эпохи метамодерна, и именно она, осцилляция, поднята как гордый флаг в манифесте эпохи метамодерна (опубликованном еще в 2012 году), мой метасупрематизм входит в границы именно современной мысли (выводя его из постулатов супрематизма начала 20 века), отвечает всем параметрам современного взгляда в философии, и, в каком-то роде, даже является новаторским и дерзким по отношению к существующим укладам и величинам в искусстве, которые другие авторы не стремятся переосмыслять, не переосмысляют, и переосмыслять пока не планируют. Я не вижу проблем представить и разработать новый этап развития супрематизма именно в сегодняшнем дне, так как у данной темы есть практически неиссякаемый запас внутренних вопросов и визуальных решений, в корне отличающихся от супрематизма, неосупрематизма и позднего супрематизма, что легко обозначит все размышления, представленные в виде картин, — в картины именно «нового стиля».

Метасупрематические картины уже сложно найти в каком-то одном месте, так как они опубликованы в разных аккаунтах разных художников, поэтому проще всего использовать поиск в социальных сетях vk, instagram, facebook по хештегу — #metasuprematism #метасупрематизм