Переосмысление роли Контекста, как начало пути в эпохе «ПостПост…»

Понимание, осознание, чувство того, что три шага супрематизма в мировой истории искусства — это всего лишь три первых шага в мировой истории искусства,  — родилось у меня достаточно давно, и , начиная с 2014-ого года я вел свои размышления на эту тему как текстовом формате (пометки, заметки, тексты), так и в художественном формате (масло, холст).

Все эти попытки переосмыслить супрематические вехи выражались в работах, активно публикуемых в интернете. Однако, был важный момент и день, когда в интернете появилась запись уже конкретно с этим термином. Сейчас я хочу познакомить вас с этой записью, и в ней, собственно, впервые происходит размышление о супрематизме с использованием термина «Метасупрематизм». Как выяснилось потом, это было вообще, первое упоминание этого словообразования в интернете. Давайте читать.

— Текст, орфография, обороты, определения — копированы из записи в социальной сети и полностью сохранены с целью ощущения природы состояния именно в тот момент времени — примечание от 27.08.2018

«…

Я часто думаю о том, насколько же недооценен супрематизм и насколько он непопулярен в умах жителей нашей страны, хотя его мы видим каждый день во всем, что нас окружает: начиная природных явлений, которые происходят вокруг нас и от зданий, в которых мы живем, заканчивая интерфейсами, в которых осуществляем коммуникацию в сети через наши телефоны.
Ниже я публиковал 4-ех этапную картину, где изображен «Кот в блокноте, ручка на столе и подпись на другой странице», это прям отдельная картина, в 4 стадиях в рамках одного полотна, и в ней я пытался рассказать о моих последних неимоверных достижениях в поиске выхода супрематизма из рамок нео- и пост-супрематизма Малевича. Можно подумать, что Слава совсем озверел, взял треугольник в фотошопе, добавил ему прозрачности и сказал, что это — супер … Но дело не в характеристике «Opacity», и не в том, что я просто вписываю кота в треугольник. Суть «Кота в блокноте, ручки на столе и подписи на другой странице» в методе, по которому рождается отдельно взятая супрематическая композиция в моей художественной практике.
Можно пролистать ленту вниз, я буквами в записи написал несколько слов о той картине.

«Прозрачность» дана для того, чтобы зритель с непривыкшим взглядом, понимал, что на месте красного треугольника был кот. А на месте синего треугольника была ручка. А на месте желтых треугольников — подпись.
Разрыв между первым и конечным кадром разбаваляется эпизодами с прозрачностью, где все объекты этой головокружительной головоломки находятся друг в друге и перетекают друг в друга: кот пропадает в красном треугольнике, ручка растворяется в синем, а подпись превращается в желтые. Всё это сделано для удобства восприятия, это больше приятно глазу, а логическое завершение — супрематическая композиция на белом фоне, — моментально становится ясна, так как краем глаза зритель видит и 1 этап, фигуративную историю, и этапы перевоплощения.
В чем необходимость такой подачи моих супрематических поисков?
Супрематисты показывали готовую геометрическую композицию, которая жила по своим канонам: ритм, цвет и так далее… Но когда зритель видит 7 черных прямоугольников и 1 квадратик на на белом холсте, дальше читает название картины — «Футбольный матч»… И ничего не понимает…
В «Метасупрематизме» эта картина «Футбольный матч» состояла бы из , скажем, 4 эпизодов, кадров ,картин, где на 1 кадре/картине — фигуративное, живописное изображение, вид сверху… Зритель видит реальное зеленое поле, реальных футболистов, они бегут, где-то есть круглый фирменный цветастый мяч.. И в течение движения к 4-ому кадру фигуративное изображние футбольного матча уходит в геометрию супрематизма, и на 4 этапе мы видим супрематический «Футбольный матч» , где уже наши раньше непонятные, а теперь понятные черные прямоугольники на белом фоне.
«МЕТА»-супрематизм здесь заключается в том, что в рамках одного полотна мы видим движение от фигуративности к беспредметности, движение от единицы к нулю, тут же, от нуля к единице, или, «Движение от нестабильности — к стабильности».
«Движение от нестабильности — к стабильности» — это как раз один из тезисов метамодерна, который сейчас придумывают, разносят в щепки, формулируют (нужное подчеркнуть) умнейшие философы современности.

Таким образом, простое желание меня, художника, показать вам, зрителям, что скрывается за моими разноцветными фигурами, родило для меня целый метод(!), по которому я сейчас и создаю геометрические композиции.
И новой , главной частью этих работ является «контекст» — начало пути, момент реального времени, реальная картинка, атмосфера, реальная жизнь. Я публикую это все в формате полотна, разбитого на три, четыре, пять частей, в итоге это можно лицезреть — в единой картине, и оценить мой финальный «контекстуальный супрематизм», или — «метасупрематизм».

#кшблк #koshablok

1 :21 // 12.01.2018

…»

— Текст, орфография, обороты, определения — копированы из записи в социальной сети и полностью сохранены с целью ощущения природы состояния именно в тот момент времени — примечание от 27.08.2018

← Предыдущая запись

Следующая запись →

3 комментариев

  1. Принимая во многом обоснованную критику такого культурного феномена, как постмодернизм, стоит отметить его обнадеживающие качества. Постмодернизм реабилитирует предшествующую художественную традицию, а вместе с этим и реализм, академизм, классику, активно отрицаемые на протяжении всего XX века, служит универсальной экспериментальной творческой площадкой, открывая возможность создания новых, часто парадоксальных стилей и направлений, делает возможным оригинальное переосмысление классических эстетических ценностей и формирование новой художественной парадигмы в искусстве.

  2. Объявленным «началом» постмодернизма считают статью Лесли Фидлера, 1969, «Пересекайте границу, засыпайте рвы», демонстративно опубликованную в журнале Playboy. Американский теолог Харви Кокс в своих работах начала 1970-х годов, посвящённых проблемам религии в Латинской Америке, широко пользуется понятием «постмодернистская теология». Однако популярность термин «постмодернизм» обрёл благодаря Чарльзу Дженксу. В книге «Язык архитектуры постмодернизма» он отмечал, что хотя само это слово и применялось в американской литературной критике 1960—1970-х годов для обозначения ультрамодернистских литературных экспериментов, автор придал ему принципиально иной смысл Постмодернизм означал отход от экстремизма и нигилизма неоавангарда, частичный возврат к традициям, акцент на коммуникативной роли архитектуры. Обосновывая свой антирационализм, антифункционализм и антиконструктивизм в подходе к архитектуре, Ч. Дженкс настаивал на первичности в ней создания эстетизированного артефакта

Добавить комментарий

© 2014-2020 Слава Жариков